Часы

chasy

Страну лихорадит от волны подростковых самоубийств. Детишки, зажравшись в конец, режут себя или прыгают с феном в ванную, наполненной водой, кто-то подражает Анне Карениной и сигает под электрички. В общем развлекаются. Находят какие-то говно группы, паблики и вперед. Видите ли, никто не понимает их, тяжко им, блядь в этом мире, где им родители жопу вытирают и покупают все что они хотят. Истеричные бездарные уебки, которые в жизни палец о палец не ударили мнят себя хрен знает кем.

Есть у меня приятель, знаю я его черт знает сколько времени, в свое время он внедрял мою программу в систему гостиницы «Россия», через которую потом воровали бабло. Он не плохой компьютерщик, сам из Дубны, но, когда родилась дочка у него, они перебрались в Москву. Зарабатывает он хорошо по нынешним меркам, зона комфорта как говорит Ларка более чем приличная. И вот недавно пришлось к нему обратиться с просьбой, пересеклись с ним в кафе. Обговорили дела и за жизнь начали разговаривать.

- Сам то как? – отпил я чай, который больше напоминал заваренный корень лопуха. 
- Да как?! Не знаю даже Сань. Чего-то кручусь, верчусь, а одни проблемы. Я же с Жанной разошелся. 
- Ты говорил что-то про это. А дочка с кем? 
- С ней. Я на выходные ее забираю. 
- А твоя как? 
- Моя отлично. Единственная от района на конкурс чтецов едет в мае. Умная, но я ей об этом не говорю и другим запрещаю, а то звезду словит еще, потом расхлебывай. 
- Да-а-а-а – вздохнул он – В этом ты прав. 
- А твоя как? Вика?! Так зовут? 
- Да. Как!? Сложно сказать. 
- Ром, ты всегда тугим был, но это я это на твой талант всегда списывал. Но тут можешь прямо говорить. 
- Умереть она хочет, Сашка – выпил он залпом рюмку коньяка. 
- Чего она хочет?! – прищурился я. 
- Помереть хочет. Тут Жанна передала мне что она пишет в своем дневнике, у меня волосы дыбом встали. 
- И чего пишет? 
- Пишет, что тяжело жить в этом ужасном мире, где любовь ничего не стоит и прочую белиберду. Ведь все для нее, Сань. Телефон любой - пожалуйста. Шмотки. Не вопрос. Не поверишь, у нее ноутбук лучше, чем у меня. Но дело даже не в этом. Ткача же ты знаешь?! 
- Знаю конечно. 
- Он же при управлении определенном и через его знакомых я попросил про мониторить. Так вот она торчит в одной из групп, где самоубийцы собираются. Они понятное дело закрывают их, но свинья грязь найдет – налил он еще коньяка себе. 
- Ты бы так не налегал – показал я оставшуюся половину бутылки. 
- А – махнул он рукой и выпил. 
- Вот все для нее, поэтому такое и выросло. Знаешь, мне случай Казан рассказывал, помнишь его!? У него врач знакомый в больнице работает. И вот молодая деваха порезала себе вены. Любовь, блядь у нее несчастная была. 
- И что? 
- Спасли. Прошло буквально пару месяцев ее привозят в ту же больницу, таблеток нажралась. Промыли желудок, спасли еще раз. Причем все происходило в смену этого врача. И вот еще месяц прошел или два ее опять превозносят с порезанными венами. 
- И что? 
- Врач уже не выдержал и когда ее откачали, потом уже подошел к ней и сказал: Дура! Хочешь сдохнуть режь вены по вертикали, а не горизонтально! 
- И к чему это? 
- К тому, Ром. Вольному воля, спасенному Рай. 
- Да ты что такое говоришь!? Как будто ты пил, а не я. А, если твоя дочь?! Не дай Бог! – перекрестился он. 
- Ты на иконы крестись, а не на меня. Сказал бы ей прыгай или возьми мое ружье и пальни себе в башку. 
- Ты совсем дурак? – Рома бешено вращал глазами – И прыгнула бы она к примеру. 
- Тогда бы я пошел и застрелился, потому что я мудак, что воспитал такую дочь, которая ни ценит ни хрена, а самое главное она ни ценит тот дар, который бесценен в прямом смысле. 
- Совсем ты больной. Нет, я так не могу. Слушай, может у тебя знакомый детский психолог есть? 
- Ой! Не произноси это название меня от него передергивает. Да и они с собственными детьми разобраться не могут. Вон у бывшей истерик 17 лет, больной на всю башку, тупой как валенок. 
- Что делать то? 
- Что делать, что делать… Слушай. У тебя суббота свободна? 
- Да. 
- Она к тебе приезжает? 
- Я забираю ее от матери. 
- Давай чайку все вместе попьем. Я, ты, Настюха и твоя дочка. 
- Она не поедет. 
- Ты скажи, что тебе по работе со мной надо встретиться и потом купишь ей, все что она хочет. Ты же так всегда с ней общался. 
- В принципе, за Iwatch… - задумался Рома. 
- Ой, пиздец. Короче давай в субботу в часиков 10-11. 
- У тебя план какой-то есть? 
- Пока не знаю… Давай созвонимся ближе к субботе, и ты скажешь можешь или нет приехать. Лады? 
- Хорошо – пожал он мне руку. 
- Все я побежал дальше.

На неделе мы созвонились, и Ромка подтвердил встречу. Ее величество за iwatch новые согласилась поехать с папой. Они вошли в кафе, и я увидел Ларкину дочку номер два. Понтов столько, что хватило бы всем моим читателям по кусочку и еще осталось бы. Не с Европейским размахом понты, но не маленькие. Ромка подарил Настюхе Киндер и они присели за стол.

- Спасибо. Пап, а можно я открою? – спросила дочка. 
- Валяй. Вика, какая ты красивая барышня стала – улыбнулся я. 
- Спасибо – скривила она лицо. В глазах такая пустота, что в нее провалиться можно было как в черную дыру. 
- Погода класс! – улыбнулся Ромка. 
- Ой, пингвин! Папа смотри какой красивый?! Спасибо дядя Ром еще раз! 
- Не за что. Пустяки. 
- Ой – вздохнула Вика 
- Чего вздыхаешь? – спросил я. 
- Прямо семейные посиделки – рассматривала меню деваха. 
- Семья – это лучшее, что есть. Это святое. 
- Да уж… 
- Вик, ну что ты?! – начал щебетать Рома – Насть, а чего ты шоколад не ешь? 
- Мне нельзя его, так мама говорит и папа. 
- Ну, мамы тут нет, а папа то разрешит кусочек? – подмигнул мне приятель. 
- Пусть сама решает – пожал я плечами. 
- Я не буду, спасибо. Я дала слово, что ем шоколад два раза в неделю, на этой неделе я уже ела – отодвинула половинки от себя Настюха. 
- Вот такие дела. Ладно, заказываем, перекусываем и потом все вместе поедем погуляем в парк – захлопнул я меню. 
- Пап?! Мы так не договаривались. Ты сказал, что встретишься по делам, а потом поедем покупать часы новые. 
- Старых уже не хватает улыбнулся я? 
- Просто она хочет iwatch с браслетом миланская петля. У нее таких нет еще. 
- С чем? – удивился я. 
- Плетение такое, они классные! – пояснила Вика. 
- Ясно. 
- Вик, смотри тут и М Видео есть и Медиа Маркет, давай посидим, потом сходим и купим сразу, и поедем погуляем, как дядя Саша сказал. 
- Зачем в парк то? 
- Мы с твоим папой крутые бандиты, нас тут могут прослушивать – усмехнулся я. 
- Да уж. Вы со своей бородой и этим взглядом злым еще куда не шло, а папа… 
- Злость лучше, чем отчаяние – погладил я дочь по голове, которая как-то с грустью слушала весь наш диалог.

Заказали, перекусили и Рома с дочкой пошли искать ей часы с миланским плетением, мы же отправились в детский магазин. Пока они выбирали iwatch, мы выбирали медведей. Встретились внизу ТЦ и вышли на улицу. 
- На моей поедем. 
- А как мы обратно? 
- Ром, обратно довезем вас до машины. Поговорим по дороге. 
- Ну, ладно – пожал он плечами. 
- А говорил не балуешь свою. Вон медведя купил какого – шепнул Рома. 
- Угу. Балуешь. Пошли.

Мы уселись в машину, Вика сразу начала потрошить коробку и доставать свои новые часы. 
- Куда поедем, девчонки? – развернулся Ромка – Может в парк Горького? А? 
- Мне все равно – буркнула Вика. 
- Я не знаю – пожала плечами Настя – А что это? – заинтересовалась она часами. 
- Классная штука. Сейчас покажу – ответила Ромкина дочь. 
- Сань, куда едем то? 
- В хороший парк. Вам понравится – выехали мы со стоянки ТЦ.

По дороге Ромка что-то рассказывал, а Вика грузила Настюху функционалом iwatch. Пробок нет, многие смельчаки по первому оттаявшему снегу рванули на дачи, есть шашлык и планировать будущие грядки. Мы подъезжаем к небольшому зданию, и я паркуюсь.

- Сань куда мы приехали, я чего-то не понял?! 
- В парк. 
- Какой же это парк?! Тут полтора дерева. 
- Хороший. Девочки собираемся и выходим. Насть медведя возьми. 
- Хорошо пап. 
Вика осмотрелась по сторонам наконец-то вернувшись в реальность. 
- Чего это такое? 
- Замечательное место. К кое-кому зайдем и поедем дальше. 
- Я устала кататься. 
- Вика, тебе папа купил что ты хотела? 
- Ну, купил. 
- Без ну. Вот у нас тут с папой дела. 
- Дела? – удивился Рома. 
- Дела, дела…- кивнул я. 
- Ладно – вышел он из машины.

Вика пожала плечами и тоже вышла. Мы вошли в центральный вход, я поздоровался с охраной, навстречу нам вышел знакомый врач.

- Сань привет! А чего это вы тут?! 
- С неофициальным визитом, уж прости. Через неделю нормально приедем. 
- Да нет, все ок. 
- Мы к Маше пройдем, она не спит? Как она? 
- Как как!? Сам понимаешь, как. 
- Чего стоим то? Бахилы и маски надевайте. 
- Сань, мы где? – осматривался Ромка. 
- Детский хоспис для обреченных. 
- Не понял? 
- Все ты понял. Сейчас навестим девочку и все. 
- Я внизу подожду – села на диванчик Вика. 
- Нет девочка. Ты пойдешь с нами. 
- С чего это? 
- А с того, что, если не пойдешь папа больше ничего не купит. Ведь он не купит? – посмотрел я на Рому. 
- Вика пошли – взял под локоть дочку Рома. 
- С ума совсем сошли – надела халат Вика.

Мы поднялись на этаж и вошли в палату девочки ровесницы Вики, всего лет 13-14. Она обрадовалась медведю, да и нам всем.
- Я в этой маске, как придурок – шепнул Ромка. 
- Как ты себя чувствуешь Машуль? – спросил я 
- Не знаю – как-то натянуто улыбнулась она. 
- Болит или что? 
- Душа болит – рассмеялась она, сказав это так по-взрослому. 
- Машуль, слушай тут девочка твоя ровесница она что-то вроде школьного корреспондента. Вот готовит статью для газеты, не могла бы ты поговорить с ней? 
- Конечно. 
- Я? – удивилась Вика 
- Ты, ты. 
- Ты ей расскажи про себя. Про жизнь свою. Людям очень интересно будет почитать. Хорошо? 
- Конечно дядя Саша. Я с радостью. 
- Вот и славно! 
- Папа? – возмутилась Вика. 
Рома посмотрел на меня, я кивнул. 
- Возьми интервью Вик, ты же сама просила. Диктофон на Айфоне включить не забудь – пошел к выходу Ромка. 
- Все! Оставляем вас – взял я Настюху за руку. 
- Папа, а мы к Олесе зайдем? 
- Настюх не сегодня – вывел я дочку, и мы уселись на банкетку рядом с Ромкой. 

Прошло минут 20 и из палаты вылетела Вика вся в слезах и побежала по коридору. 
- Вика!!! – рванул за ней Ромка. 
- Настя посиди минуту я сейчас – пошел я за приятелем.

Вика добежала до женского туалета и заперлась там. Слава Богу шума особого в отделении мы не наделали, поэтому медсестры и нянечки вполне лояльно все воспринимали, тем более мою харю они уже выучили как отче наш. 
- Вика открой! 
- Пустое – зевнул я и похлопал его по плечу. 
- Что она ей сказала? – схватил он меня за халат. 
- Во-первых маску обратно надень, во-вторых халат отпусти он казенный. 
- Извини. 
- Правду сказала о себе. Что родилась она уже не очень здоровой, поэтому мать и отец ее бросили еще в роддоме. И никому такая не сгодилась. Но благополучно, если это можно назвать благополучием существовала в детском доме. А пару лет назад неизлечимый диагноз и ее отправили в один из интернатов для инвалидов. А там весело. По 15-20 человек в комнате, кормят лежа, кресел нет, не учат, не развивают, даже не моют порой. Как скоты подыхают там. И самое забавное, что туда бесполезно возить деньги, продукты, потому что государство. О чудо! Реально выделяет на каждого такого ребенка по 120 тысяч в месяц. Только до них ничего не доходит все пилят и воруют. И вот кому-то везет иногда, как этой Маше, общественники находят их, и за деньги переводят в обычные хосписы, где опять же за плату о них по-человечески заботятся, чтобы они умерли хотя бы в нормальных условиях. Сама та она прошение не напишет. Но ей эти условия не так важны. Она хочет одного, другого… 
- Чего? – дрожал Ромка. 
- Чтобы перед смертью ее за руку держали папа и мама. Потому что ее жизнь - это не вечность, а часы. Реальные часы, которые измеряются минутами каждый день, а не хренью от Яблока. Ладно, пойду попрощаюсь и поговорю, ждем вас в машине. 
- А если она не выйдет? – продолжал дрожать Ромка. 
- Выйдет. Не совсем она у тебя деревянная судя по реакции. Похлопал я по плечу приятеля и пошел обратно к палате. Войдя я увидел, как Настюха сидит на краю кровати, а Машка что-то нажимает в часах iwatch. 
- Дядя Саша! А что случилось? Вика заплакала, отдала мне часы эти. Я что-то не то рассказала? 
- Все то, все то. Насть, я тебя внизу жду. Сама спустишься? 
- Да. 
- Хорошо, я пока с дядей Валей поговорю. Машулька выздоравливай! 
- Спасибо!

Я спустился вниз в своих мыслях. Выздоравливай… Сказать умирающему эту глупость тупо, но так хочется надеяться на здоровье. Поговорив с врачами, я дождался всех, Вика вся заплаканная как покорная овца шла за Ромкой. Мы сели в машину и поехали в сторону ТЦ, все молчали, только Вика всхлипывала. 
- Не плач. На… – протянула шоколад от Киндера Настюха. 
- Спасибо – начала монотонно откусывать куски Вика. 
- Папа говорит, что она поправится и все будет хорошо. 
Вика лишь снова зарыдала…

Мы довезли их и распрощались. Ромка не звонили дня 4, да и я не звонил.

- Саша! Что ты за человек!? 
- Лар, родная хватит орать. Что ты хочешь? 
- Я устала уже, ты каждый вечер и ночь в своих текстах, даже телефона не слышишь! – кинула мне на стол трубку Ларка. 
- Кто тут? 
- Не знаю. Четыре пропущенных уже. 
- Ромка. Понял, спасибо – начал набирать номер – Привет! 
- Привет – как-то с грустью поздоровался он. 
- Чего-то случилось? 
- Ну так. 
- Что опять? 
- Саша, она все выходные плакала. 
- И? 
- Потом она на колени упала и руки мне целовала – чуть не плача рассказывал он. 
- Дошло. Больше вешаться не собирается? 
- Нет. Удалилась везде и… 
- Что и? 
- Спрашивает адрес этого хосписа. 
- Зачем? 
- Хочет этой девочке свой старый Айфон шесть к часам отвезти. 
- О чудо! Александр Николаевич сотворил чудо! Где мои апостолы?! А! Вон сопят, один серый, вторая черная – усмехнулся я, глядя на кота и собаку, спящую рядом. 
- Смешно. 
- Диктую адрес. 
- Записываю…

© top-lap